«Мамочка, не плачь»: в Кирове двухлетняя девочка умерла от коронавируса, подхватив его в больнице - Pressite.ru

Post Top Ad

«Мамочка, не плачь»: в Кирове двухлетняя девочка умерла от коронавируса, подхватив его в больнице

«Мамочка, не плачь»: в Кирове двухлетняя девочка умерла от коронавируса, подхватив его в больнице

Share This


За два месяца малышке поставили несколько разных диагнозов.

В Кирове двухлетняя малышка, промучившись два месяца, умерла от коронавируса. Все это время врачи ставили ей разные диагнозы, кроха сменила четыре больницы, но вылечить ее так и не смогли. Мама ребенка уверена: если бы не равнодушное отношение медиков, дочь можно бы было спасти. Сейчас по факту смерти возбуждено уголовное дело, но родные переживают, что виновников трагедии так и не определят.

Жительница Кирова Виктория в октябре прошлого года вызвала 2-летней дочери педиатра на дом. Маму насторожило странное дыхание у малышки и то, что у нее увеличились подчелюстные лимфоузлы. Врач пришла, осмотрела ребенка и сказала, что у девочки мононуклеоз, и нужно срочно вызывать скорую помощь и ехать в больницу — мол, дома сами не справитесь.


Еще в начале октября Соня и ее мама наслаждались прогулками.

— Я вызвала скорую, они приехали и подтвердили, что у Сони мононуклеоз. Но сказали, что мест в больницах Кирова нет, все отданы под лечение больных с коронавирусом. И нужно ехать в районную больницу в Кирово-Чепецк. Я будто чувствовала, что не стоит, но поверила врачам, и мы поехали, — рассказывает Виктория.


Сначала девочка попала в кирово-чепецкую районную больницу. Фото: Vk.com

Маму с малышкой разместили в боксе в инфекционном отделении, где лежали пациенты с пневмониями. Врач в приемнике пообещал Виктории, что их переведут, как только появится свободное место. Но оно все не освобождалось.


Лимфоузлы становились все больше.

— Мы лежали со взрослыми женщинами, только я одна была с ребенком. Всем им было явно плохо. Позже выяснилось, что у них были пневмонии. У некоторых потом пришел положительный тест на коронавирус. Контакта четыре у нас было точно, пока мы лежали там, — говорит Виктория.

Виктория настаивала, чтобы ее с дочерью перевели, но на все жалобы медики отговаривались тем, что «здесь у всех одно и то же», а с мононуклеозом больше никуда не возьмут.

После того как коронавирус подтвердился у несколько пациенток, лежавших с малышкой в одной палате, Соне тоже взяли тест. На плохое самочувствие и высокую температуру стала жаловаться и сама Виктория. Она едва убедила врачей, что тоже нуждается в тестировании. Результат, впрочем, на тот момент оказался отрицательным. Кировчанка уже готова была собраться и поехать домой, но врачи не советовали им этого делать, грозились, что в этом случае состояние ребенка станет еще хуже.


Лечение едва ли помогало, врачи не знали, что делать с маленькой Соней.

— Ребенку кололи антибиотики, делали капельницы и компрессы на ее увеличенные лимфоузлы. Но они увеличивались еще больше. Врач говорила, что не знает, что у нас, но явно что-то «нетипичное», — вспоминает Виктория.

15 октября Соне сделали УЗИ. По словам Виктории, медики между собой говорили о плеврите (воспаление, при котором в легких скапливается жидкость — Прим. ред.). Официально матери этот диагноз не называли. Между тем, взрослые пациентки сменяли друг друга в палате. Все они были с высокой температурой, кашлем, одышкой.


Позже малышку перевели в кировскую детскую областную больницу. Фото: Vk.com

27 октября девочке сделали рентген. Медики поставили под вопросом лимфому (злокачественная опухоль, рак — Прим.ред.) и на следующий день перевели Соню в Детскую областную больницу в Киров, где подтвердили заболевание.

В боксе с ковидными больными малышка с мамой провели 18 дней.

Дальше события развивалась, как в страшном сне.


А затем - в НИИ гематологии и переливания крови. Фото: kirovmash.ru

— 2 ноября дочку забрали в реанимацию в Детской областной, 3 ноября перевели в реанимацию в НИИ гематологии, где начали делать химиотерапию. Из-за «химии» у дочери упал иммунитет. Медики обнаружили у нее пневмонию. Пришел положительный результат теста на коронавирус. И дочь перевели в городскую инфекционную больницу для лечения ковидных больных в Кирове, — говорит Виктория.


Последнее время кроха не могла даже спать.

Туда Викторию уже не пускали. По словам мамы, у дочери было 100%-ное поражение легких. Стремительно падала сатурация. Соню положили на ИВЛ и ввели в искусственную кому. А потом сказали, что у нее пневмоторакс (наличие воздуха в плевральной полости между грудной стенкой и легким, обусловленное повреждением легкого — Прим.ред.).


Инфекционная больница в Кирове. Фото: Vk.com

К тому времени Виктория сама заболела коронавирусом. Медики уверяли, что мама может не волноваться, что для Сони есть все лекарства, и врачи делают все, что в их силах. Но этого оказалось не достаточно.

— По телефону говорили, что ей все хуже и хуже. Потом сказали, что опухоль попала в легкое и там проросла. 1 декабря мне удалось прорваться в больницу к ребенку. Она была очень бледная, отекшая и холодная. Хотя она уже и не говорила, она чувствовала меня, я знаю, у нее двигались веки. Я хотела подбодрить ее, чтобы она боролась за свою жизнь. А она похоже ждала меня, чтобы проститься. Меня пустили к ней всего на 10 минут. А 2 декабря моя малышка умерла… — рыдает Виктория.


Ей приходилось спать сидя, и то - всего несколько часов.

Как заявили в Министерстве здравоохранения Кировской области, помощь Соне была оказана в полном объеме, даже проводились консультации с федеральным центром.

— Ребенка не направили в Кировскую инфекционную клиническую больницу, так как с начала пандемии учреждение полностью переквалифицировали под ковидный госпиталь. Затем девочку перевели в детскую областную больницу, потом в НИИ гематологии и переливания крови в связи с обнаруженной онкологией, — прокомментировали ситуацию в Минздраве.

Викторию этот ответ не удовлетворил. Она начала обращаться в различные инстанции, поскольку была уверена, что если бы не равнодушие медиков, ее малышку можно бы было спасти.

— Дочь родилась здоровой. Росла и развивалась нормально, мы были под наблюдением медиков. Откуда лимфома взялась, я понять не могу. Если она была, то почему ее не выявили обследования, которые мы проходили. Или она из-за лечения появилась? Или это не лимфома? Перепутали мононуклеоз и лимфому? Доверила им самое дорогое, что было, хоть и интуиция говорила, что не нужно ехать в больницу, — всхлипывает кировчанка.

В Следственном отделе по Ленинскому району города Кирова все же возбудили уголовное дело по статье 109 УК РФ — причинение смерти по неосторожности. Максимальное наказание по этой статье — до трех лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности.

— Она очень любила жизнь, любила гулять и купаться, любила смотреть книжки, и рассказывала стишки. Когда я еще лежала с ней и ревела в больнице из-за ее состояния, она мне говорила: «Мама не плачь, я тебя люблю!» А теперь… — вздыхает Виктория.

Она предполагает, что дочь заразили коронавирусом в больнице. А маленький организм, ослабленный другим недомоганием, просто не справился с вирусом. Виктория надеется, что следователи определят виновников трагедии и смерть ее малышке не сойдет им с рук.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Post Bottom Ad

Pages