Мой отец, когда ему было семнадцать лет, на ярмарке увидел девочку… - Pressite.ru

Post Top Ad

Мой отец, когда ему было семнадцать лет, на ярмарке увидел девочку…

Мой отец, когда ему было семнадцать лет, на ярмарке увидел девочку…

Share This

Лилианна Лунгина была одним из тех немногих людей, которые умели переводить чувства и эмоции. Многие говорили, что ей удавалось сделать невозможное — заставить почувствовать именно то, что хотел сказать автор. 

Как и любой другой переводчик, Лунгина осталась в тени тех личностей, работы которых она переводила на русский. И тем не менее и у нее были свои труды. Одним из самых трогательных по праву считают историю об отце Лунгиной.

— Мой отец, когда ему было семнадцать лет, на ярмарке увидел девочку. Четырнадцатилетнюю девочку в синем платье с синим бантом. И влюбился. Ждал, когда ей исполнится восемнадцать, попросил ее в жены и получил ее в жены. Он ее обожал.
Подписывайтесь на наш Телеграмм канал👉 t.me/pressite 👈и читайте много интересных публикаций!!!

Они были довольно бедные фермеры, мама доила коров, делала всю работу, но они жили и радовались каждому пережитому дню, до самого конца. И это было искренне, так трогательно и прекрасно!

Я видела, как хорошие люди в хороших семьях ругаются, кому пойти поставить чайник. У нас ругань шла только в обратном смысле — каждый хотел пойти поставить чайник. Каждый хотел взять на себя.

Когда твой спутник хочет взять на себя больше, то тебе хочется взять еще больше… Здесь интересный механизм, я его проследила. Чем меньше хочет взять на себя твой спутник, тем меньше тебе хочется взять. И наоборот. Тут обратная связь. И родители рвали друг у друга из рук домашние дела, неприятные поручения, трудные задачи — все это каждый хотел сделать за другого.

Еще я помню как папа утром, когда брился, пел, и мама ему говорила: «Перестань петь — нельзя сосредоточиться!»

А мама работала тогда в каких-то дошкольных учреждениях и писала по утрам отчеты.

А папа ей отвечал — странно, почему такие вещи запоминаются, — он говорил:
«Я не буду петь, а ты когда-нибудь будешь думать: как жалко, что он больше не поет, как хорошо бы, чтобы он запел».

Вот это я помню, вот эту фразу я помню: «Как хорошо бы, если бы он запел».

Счастливым и веселым оказался их брак — единство душ и стремлений, и вот такого брака я не встречала ни у кого — чтобы он был не только глубокий и серьезный, но радостный и веселый в каждую данную минуту.

И каждое утро начиналось с молитвы отца — он благословлял Бога за то, что ему послали эту чудо-жену, эту чудо-любовь, это чудо-чувство. И вот мы в тени этой великой любви, обожания, выросли.

Потом я спросила:
— А мама?
— Мама умерла десять лет назад.

Я говорю:
— Господи, а отец?
— Отец жив.

— Как же он пережил, ужасно, наверное, смерть матери?
— Что ты! Он благословляет каждый день Бога, что боль разлуки выпала ему, а не ей.

автор: Лилианна Лунгина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Post Bottom Ad

Pages